Павел Павловский: «Хочешь понять другого человека - поговори с ним, хочешь узнать другой народ - поговори о нём»

  • 15.08.2016

Хочешь понять другого человека - поговори с ним, хочешь узнать другой народ - поговори о нём. Тысячелетиями суровые условия жизни в горах формировали на Кавказе свой, особый уклад жизни. Этот уклад, особенный для каждого народа, был в чём-то неуловимо схож: уважение к гостю, особая горделивость, смелость и мужество - вот далеко не полный перечень черт, объединяющий характеры сотен народов, населяющих горы по обе стороны Большого Кавказского хребта.

Во время разговоров с ребятами из Северной Осетии и Ингушетии на меня самое неизгладимое впечатление произвела та любовь, с которой они хранят свои тысячелетние традиции. Здесь, сложно встретить «родства не помнящего»: сотни преданий, былин, историй, объяснений, рассказанных с непередаваемым кавказским колоритом, ждут каждого, кто хочет узнать этих горячих и благородных людей.

Конечно, можно прийти в библиотеку или залезть в Википедию, прочитать и про «три лепёшки», и про «родовые башни», и про особенности свадебных обычаев горцев. Однако это не передаст и десятой доли эмоций, которые ты получаешь, когда, трясясь в микроавтобусе на узкой каменистой дороге, любуясь скоростными горными реками, слушаешь рассказ о традициях, переживших не одну сотню лет, традициях таких же древних и крепких, как окружающие тебя горы.

Конечно, современный Кавказ не живёт одними традициями. Здесь ловят покемонов и сидят «ВКонтакте», здесь переживают за наших в Рио и ходят на свидание в 3D-кинотеатры. Здесь следят за трендами и модными течениями. Но делают они это по-своему, в соответствии со своим кавказским менталитетом: ярко, немного напоказ, но абсолютно искренне и ото всей своей бесконечно широкой кавказской души.

Только для невнимательного взгляда на территории, скажем, Москвы или Петербурга - они «кавказцы», здесь они: кабардинцы, аварцы, кумыки, чеченцы и ещё более сотни разных национальностей. С уникальной историей, которая хранит взлёты и падения, радости и обиды. Обиды есть, ведь огромной семье народов, живущих на этой бесконечно красивой земле, всегда этой самой земли не хватало. Бедные почвы, суровые зимы и горные кручи гнали народ искать более лёгкой жизни, нередко приводя его на территории, занимаемые другими народами. И тогда случался конфликт, который, благодаря крепким семейным узам и кровным законам гор, мог передаваться из поколения в поколение, становясь делом не просто семьи, а целого народа. Гордость и необходимость всегда «сохранять лицо», как кузнечные меха кузнеца, не давали ему потухнуть, вновь и вновь раздувая уголь минувших обид.

Но есть и хорошая новость: прожив на Кавказе десять дней и поговорив в Ингушетии и Осетии с самыми разными людьми, я убедился в том, что все хотят одного - жить в мире и спокойствие под общим небом, подпираемым Большим Кавказским хребтом.

Разговаривая с разными людьми разного возраста и разных национальностей на протяжении всего проекта, я убеждался в одной банальной истине: мы все бесконечно разные, но удивительно похожи, если разговор о мечтах, желаниях, целях и планах. Мы хотим одного. И как бы не называлось блюдо: осетинский пирог или ингушский «чапильг», запиваем ли мы его лёгким пивом или крепким чаем, вкуснее еду делает дружеская беседа и тепло руки передающего тебе угощение.

Просто нам всем нужен повод, чтобы вновь собраться вместе, чтобы преломить хлеб после хорошо сделанной совместной работы. И очень приятно, что проект «Маяки дружбы. Башни Кавказа» стал одним из таких поводов. Я это знаю, я в этом уверен. Просто потому что мне посчастливилось много часов поговорить с людьми Кавказа об их народах.